Teatrolli_logo

Мариям Бессуднова

Мариям Бессуднова - фото 1

Режиссер о Мариям:

Мариям – наша всеобщая ТеаТРолльная любимица; не только очень талантливый, но и очень работящий. Внешне милая хрупкая девушка с «о-го-го каким» внутренним стержнем и характером. Человек дела и человек слова. На таких людях, как правило, и держится театр. Она умеет видеть весь процесс в целом, а не только свою часть. И как добрая фея, тут же летит на помощь. Самое удивительное, что она может всё, в зависимости от того, что нужно в данный момент. Нужно сыграть? Сыграет. Спеть? Споёт. Станцевать? Станцует. Смастерить? Смастерит. Покормить? Накормит! Разбить Волшебное Зеркало? Разобьёт. Построить Собор? Построит. Склеить Волшебное Зеркало? Склеит. Заплести кого-нибудь? Заплетёт. Съездить «туда, не знаю куда»? Съездит. Найти «то, не знаю что»? Найдёт. Сшить из «не пойми чего» что-то «пойми что»? Сошьёт. В этом плане роль Маруси в «Федоте» на сцене - это как Мариям в жизни. Главное, чтобы косы не отрезала и не обернулась голубем, а то улетит ещё куда-нибудь далеко…. А мы тут останемся, с мухоморами и пауками ☺».

– Ты помнишь, как ты пришла в театральную студию (тогда ещё КБК №6) к Наталии Владимировне (Прим: в дальнейшем Н.В.)?

О, да. Я жила в Карачаево-Черкесии, должна была ехать учиться в Москву. Перед самым экзаменом по русскому языку, он был последним, мне мама предложила поступить в колледж КБК№6. Я посмотрела официальный сайт, он мне понравился, но я сначала сказала: «Давай ещё поищем что-то». Но когда я нашла раздел на сайте «Театральная студия», все сомнения вылетели из головы, потому что с момента переезда из Кабардино-Балкарии (там я играла в детском театре), я мечтала вновь выступать на сцене, но у нас в КЧР театральных студий не было. У нас в основном учёба и спортивные секции. Поэтому я стремглав побежала в КБК… С первого дня, как пришла в колледж, я постоянно спрашивала у тьютора (Дмитрия Гундорова): Ну, когда? Ну, когда? И вот – дождалась. Это было очень смешно. Я бежала в деканат, встретила Диму, вижу – много народу. Я говорю, Дим, когда уже будет запись?! Он – да вот, сейчас. Я – как сейчас?! Он - я тебя с Наташей познакомлю. Вижу – девушка передо мной стоит – распущенные волосы длинные, молоденькая, ну, думаю, старшекурсница. Сначала собеседование было в маленьком кабинете, я всю подноготную выложила. Потом мы пошли в зал. И тут я узнаю, что это – режиссёр. Я не ожидала. Я привыкла, что у нас строгие серьёзные режиссёры, в возрасте… Помню, что я пела «Продавец кукол». Со мной вместе прослушивался Артём Бессуднов, очень здорово читал серьёзную прозу. Таня Парамонова тоже пришла в этом году. И вот - началось занятие, мы все знакомились. Как только занятие закончилось, я пулей вылетела из зала, потому что для меня столько было эмоций, я жутко растерялась. Дома готовилась к общению с коллективом… В итоге, мои ожидания даже переоправдались! С тех пор прошло 4 года… И вот он - наш театр-студия «ТеаТРолли»!

– Помнишь свою первую роль?

Мы ставили «Летучий Корабль» ко Дню Учителя, где у нас Дима был Водяным - Деканатом. А я вместе с остальными девочками во главе с Н.В. была Бабой Ёжкой – Приёмной Комиссией. А потом был Новый Год, который всё время идёт ☺ – постановка «Двенадцать месяцев». Я была Сентябрём, месяцем, который всё время учится. И дальше мы ставили «Хрустальное сердце». Для меня это был абсолютно новый уровень! И ни в чём подобном я никогда не участвовала раньше. Как глоток свежего воздуха. Мне хотелось работать ещё и ещё! Помню, у меня была депрессия из-за того, что всем можно оставаться подольше, а мне нужно домой бежать...

– Какая часть в подготовке спектакля у тебя самая любимая?

Всё очень интересно… Но больше всего люблю два момента. Обожаю, когда мы собираемся в первый раз и режиссёр нам описывает наших персонажей и говорит, кому кто достанется. Это первое впечатление, я пытаюсь наложить свои надумки на то, что сказал режиссёр. Это значит, что начинается новая работа. Это самое начало, для актёров. Самая нижняя ступенька, на которую он ступает, и впереди ещё полно этих ступеней. Не всегда мы доходим до конца… (смеётся) А второй такой момент – за 3 секунды до выхода на сцену во время спектакля. Потому что обычно у меня всё так быстро проносится перед глазами, что я не всегда замечаю, что спектакль начался. Мозгами я понимаю, что он идёт, и что мой выход, но до меня всё равно как-то это не доходит! Именно когда это премьера, играешь первый раз, и зрители тебя ещё никогда не видели в этом образе. Это первое впечатление самое сильное! Водопад мыслей проносится и тут же утихает, потому что твоя музыка пошла. И понеслось! Итак, первое - встреча с режиссёром, второе – миг до выхода на сцену.

– Самая-самая твоя любимая роль? И какая для тебя оказалась самой сложной?

Это очень тяжело. Я могу назвать две любимые роли. Одну - с точки зрения роли, другую – из-за того, как она повлияла на мою жизнь. Первая – это Франсуаза (спектакль «Слухи»). Она умопомрачительная. Я видела, как её играла Ксюша до меня в КБК. Я понимала, что так я её играть не смогу и не хочу. Мы долго репетировали, пробовали с Н.В. Наверное, Франсуаза очень похожа на меня, потому что я эмоциональный человек. Я холерик-сангвиник. Она мне очень близка. Быстро затухает, быстро вспыхивает! Но я более рассудительна, в силу того, что в театральной студии на мне какая-то ответственность лежит. Только поэтому. Приходится. (смеётся) А в остальном – похожи. И сам спектакль мне очень нравится! Он маленький, но безумно атмосферный. Я всегда в конце плачу. Прямо на сцене, когда спектакль ещё не окончен, представляете? Переживаю её эмоции сильно… А вторая роль – студентка из Дяди Стёпы. Если бы не эта роль, мы с Артёмом даже бы не пытались друг друга понять и даже не начали бы общаться. А самая тяжёлая роль – я с содроганием вспоминаю этот спектакль - Спящая царевна. Ещё никогда в жизни я не сталкивалась с такими трудностями! (Прим.: Мариям играла Пёсика в Доме Богатырей приёмом кукольного театра). Во-первых, я заменяла. Но я узнала об этом за 2 недели до спектакля, у меня было время! Я учила текст, повторяла, но я не могла его запомнить! У меня были спрятаны листы. Но даже это меня не спасло!!! А мой Пёсик всё-время куда-то не туда смотрел, я не знала, как им играть! Было так непривычно, что это не я, а моя рука должна сегодня играть. Она сегодня - главный герой. Но меня-то тоже видно! Поэтому самым «лажовым» персонажем был именно пёсик. Но когда он умер, я заплакала прям на сцене! Потому что – ну как так?! Так старалась, а он умер! Это самая сложная роль – без вариантов…

– Что самое сложное для тебя в подготовке роли?

Если в спектакле есть дети - самое сложное – это работа с детьми. Громкий ужас, лучше бы тихий. Потому что спектакли на большое количество ТеаТРоллят - очень много нервов вымотали и всю душу вытрясли, особенно из Н.В. и старших ТеаТРоллей. Хотя вроде бы ничего такого не делаем, но как выжатые лимоны после каждого прогона и каждого спектакля… Самое сложное, думаю для всех, кто играет в театре, - найти свой образ. Потому что перебираешь, перебираешь, пробуешь так и так, всё равно не то, совсем не то. Ты в тупике, не понимаешь, что делать. Режиссёр говорит, а ты не можешь понять, точнее умом-то понимаешь, но выдать не можешь. Месяцами находишь изюминки, если вообще их находишь. А тут – бац! – премьера. И вот ты выдаёшь что-то, зритель реагирует, и ты – уау, что-то пошло. Надо запомнить.

– Поделись секретом, как ты выучила монолог Учительница Танцев на 1,5 страницы (Прим: Спектакль «Хрустальное Сердце»)?

Ой, это было смешно. Учила неделю, вслух. Я бегала туда-сюда по комнате, потому что нельзя сидеть на месте! Я ничего не могу выучить, если сижу на месте. Мне нужно ходить. Я делала растяжку, потому что я же Учительница Танцев. Никто из домашних не понимал, что происходит. Я начинала вальсировать. Обычно, текст учу на репетициях. Когда ложится на действие. Ещё ассоциации придумывала. Не знала, какой будет теневой театр. Например, какой там у нас получится принц? Несчастный? Смотрела на теневой театр - голову опустил, значит, точно несчастный. Всё правильно! ☺

– Самый большой страх, связанный со сценой?

Страхов, связанных с ролью, нет. Потому что это большая проделанная работа, там нет смысла бояться. Но я боюсь, что не успею забрать свой реквизит, и его утащат куда-то после спектакля. Поэтому первым делом я несусь сразу бегом собирать всё. Потому что эти вопли перед следующим спектаклем: «А где моя кепка?! Кто взял мою подушку?!» Если мой реквизит мной лично не сложен, я начинаю сильно нервничать. Главное, чтобы я была уверена, что меня ничего не будет отвлекать.

– В таком большом коллективе, как наш, такой страх, наверное, преследует всех! А какая твоя самая большая «лажа»?

Как я сегодня упала на первой сцене! (Прим: Спектакль «Волшебное Зеркало») На первом спектакле я выехала вместе с ветками от ёлки, а сегодня… Фишка «Подождите меня» есть на записи песни Ёжек, поэтому надо было как-то доиграть до того момента, как я прокричу это. А сегодня… я просто плюхнулась. Хорошенько шмякнулась. Я еду, думаю – всё отлично. Потом вспомнила – мне же надо лететь! Попыталась пригнуться немножко, повернуть, поднять одну ногу – типа это полёт. И я полетела в общем, да…

– Спектакль это только украсило ☺

А ещё была потрясающая лажа, когда у нас был первый показ «Слухов» на зрителя, и я в порыве чувств сорвала бороду бедному психиатру. (смеётся) Я размахивала руками, а потом должна была схватить его за грудки. Но там были не только грудки, там была борода, которой не было на репетициях. На спектакле в итоге её тоже не было после этого манёвра. Мы действительно вместе со зрителями не могли успокоиться пять минут. Мы остановили спектакль, просмеялись хорошенько, приклеили бороду и продолжили. Я очень надеюсь, что есть запись.

– Есть мечта? Кого бы хотела сыграть?

Элизабет Беннет. И чтобы Н.В. поставила мюзикл по Джейн Остин «Гордость и Предубеждение», чтобы это была серьёзная работа с актёрами. Чтобы была куча песен!

– Какой у тебя любимый театролльный спектакль?

Самое любимое в спектакле – атмосфера. Я очень люблю несколько наших спектаклей. «Хрустальное Сердце», «Слухи», «Кошка...» и «Федот...». Я бы их играла снова и снова.

– Почему зрителям нужно ходить на спектакли ТеаТРоллей?

Это постановки Франковой. Это я говорю как зритель. Мы воспринимаем игру профессионалов как должное, а мы в «ТеаТРоллях» играем для себя. Видно, как мы стараемся. Для нас награда – отдача от зала. Наши спектакли очень искренние.

– Есть мечта? Кого бы хотела сыграть?

Родителям, у кого дети занимаются искусством, неважно каким, нужно участвовать в жизни своего ребёнка. Потому что я, как ребёнок родителя, который не поддерживает эту часть моей жизни, знаю, как это тяжело. Поэтому родители в первую очередь не должны пропускать ни одного спектакля своего ребёнка. Это во-первых. А во-вторых, это же интересно. Как можно пропустить работу, на которую был потрачен ни один месяц. Ради которой государство не выделило ни копейки, которая полностью поставлена на энтузиазме участников. Я не понимаю, как можно махнуть рукой и не прийти, если есть возможность. А учитывая наш уровень – тем более. Это не кино, это настоящие эмоции. Здесь персонажи живут. У нас нет спецэффектов, но один теневой театр чего стоит.

– Что в тебе поменялось? От момента – когда ты пришла и до сейчас?

Я стала более ответственной. Очень требовательной, жёсткой. Та мягкость и стеснение, зажатость – этого я больше не чувствую. В моральном плане выросла. Каждый спектакль что-то мне дал, эмоции, новые знания, навыки. Невозможно сравнить работу в любительской театральной студии и профессионалов. Они не знают цену этим декорациям. Мы знаем. Не все, но те, кто это делал. Я до сих пор вспоминаю свой храм. В перерывах между репетициями. Иван Грозный бы оценил. Он ещё стоит!

– Что тебе даёт для повседневной жизни театральная студия? Или здесь свой мир, который невозможно забрать в реальную жизнь?

Невозможно его не забирать в реальную жизнь, потому что если бы не театральная студия, я бы уже загнулась вместе с тем, что в моей жизни происходило, начиная с приезда в Москву. Это дом для моей души. Ни в одном месте я не могу так отдохнуть душой, как здесь. Это отдушина. Это место, где каждый себя реализует, наращивает свой потенциал. Когда долгое время нет репетиций, я начинаю подвывать. Пока Н.В. сходит с ума с младшенькими, я схожу с ума на работе. Потому что репетиции, подготовка к спектаклю, спектакль – это уйма эмоций, с предвкушением всегда их жду.

– Если бы ты была троллем, то каким?

Маленький, кудрявый, растрёпанный тролль. Всегда 17 лет. Альбинос. Один глаз фиолетовый, другой зелёный. И не расставалась бы со своей волшебной дубинкой!

– Что нужно коллективу для успеха?

Дисциплина. Без неё ничего не получится. Все ТеаТРолли должны обратить внимание на свою дисциплину и на отношение к театр-студии. Если ты относишься – ну, я вот пришёл, потому что как же вы без меня? А можно относиться по-другому - как же я без вас? Надо работать, пока есть время, пока я не работаю, в магистратуру не пошёл... Дисциплина – это то, как ты себя проявляешь, как дрессируешь, ограничиваешь. А отношение – это внутренний настрой. Поэтому без двух этих составляющих ничего не получится. А с этим сейчас большие проблемы…

– Что пожелаешь коллективу?

Хотелось бы, чтобы каждый человек задал себе вопрос – хочет ли он продолжать заниматься театральным искусством? Если нет – пусть сразу уходит. Потому что это очень тяжело – работать с людьми, которые не воспринимают твои усилия всерьёз. Я мечтаю о том дне, когда все «псевдо-ТеаТРолли» уйдут из коллектива, потому что шпионы нам не нужны. ☺ Режиссёру будет легче, у неё будут силы на творчество. Она будет уверена в составе участников. Режиссёру пожелаю – много терпения.